ваколіца.бел

грамадскі партал

В одной лодке

Этому интервью с Ириной Лапицкой чуть больше года. Тогда, год назад, Амкодор с планируемым производством погрузчиков в Колодищах был реальной экологической угрозой для колодищанцев. Тогда, год назад, никто не предполагал, что совсем скоро Амкодор откажется от планов по строительству, а власть сядет с Колодищанцами за круглый стол решать судьбу агрогородка.

Подробности тут:https://ваколица.бел/?p=2018

И тут:https://ваколица.бел/?p=3378

Перечитав интервью, записанное год назад, я понимаю, что его время для опубликования пришло.

Знакомьтесь, Ирина Лапицкая, политолог, магистр гуманитарных наук, эксперт в сфере управления социальными процессами, тренер Совета Европы, один из модераторов общественного движения «За экологию Колодищ!»

Наша беседа началась … с Киотского протокола.

Киотский протокол в Колодищах

Я могла говорить на конференции о Киотском протоколе, о каких-то глобальных катастрофах. Но мне было бы стыдно и смешно, даже, скажем, привести в пример, собственные Колодищи, где фон радиационный из-за вышки, железная дорога, как фактор риска соответствующий, и всякое другое. Вот это казалось постыдным. Как это так? Это даже неловко. А вот Киотский протокол и озоновая дыра – это важно.

Сейчас экология с озоновой дыры спустилась к нам, по крайней мере, в Колодищи. И вот это спасает. Мы всегда говорили, нам всем наплевать, как мы живём, мы только чего-то хотим от государства. Нет. Оказывается, это не то. Тем, кто не хочет думать, что происходит сейчас с людьми в области экологического просвещения,тот объясняет: «Они без конца жалуются, они чего-то хотят». Это неправда. Так говорят те, кто не хочет принять случившееся. Изменилась ситуация. Всё. Она изменилась.Теперь государству и нам, гражданам его, надо жить по-новому.

Мы говорим о себе

Сейчас наступило время говорить о том месте, где мы оказались не с той точки зрения, какое оно: красивое или умное. Просто мы в нём уже находимся. Мы говорим о себе.

Вот этот конфликт (с Амкодором), который отражает случившееся как зеркало. Люди осознали, что ты привязан к этому месту, ты построился. Не так легко распоряжаться собственностью в нашей стране. Куда её деть? Как её эксплуатировать? Где взять деньги на то, как оплатить её расходы? Как в принципе сделать ее удобной для жизни? Ну что толку в каких-то далёких, прекрасных местах, если, я, например, не умею водить машину. Мне нужен транспорт. И возраст уже не позволяет проехать 26 километров на велосипеде. Есть вещи, которые заставляют нас понять: мы попали в эту лодку. Всё. Значит она стала нашей родиной. Маленькой такой. Оно раньше было ничьё, чьё-то. Сейчас оно стало моё. Я уже не выйду с этой лодки. Мне в ней плыть. И ты начинаешь понимать, что хочется плыть не только самой себе комфортно, но и что-то оставить детям.

Колодищанский дозор

Во-первых, нужно сохранить лидерство. Лидерами никогда много не становится людей. Начинают всегда сбор подписей, какие-то собрания по обсуждению много (людей). Потом ряды редеют. Редеют потому, что это «война», борьба. Борьба умов, борьба характеров, борьба эмоций. Представляете, какие эмоции в конфликтах экологических! Рано или поздно остается очень мало этих людей, способных идти дальше. Идти, даже слово не подходит, ползти. И вот это важно, чтобы в сообществе остались те, которые хотя бы создавали вид, что они туда двигаются. Надо переждать. Это как в гриппе. Какой-то кризис. Надо переболеть.

Потом начинается третий этап. Когда ты начинаешь понимать, что дозорные, их ресурсы кончаются. И на этом этапе (многие) инициативы кончаются.

На этом этапе надо создать команду дозорных. Создать, это значит, что кто-то должен целенаправленно это делать. А это время. Это бизнес. Возникает самый главный вопрос, нафига мне это надо? И даже, если ты лидер, ты думаешь, это же невозможно.  И в какой-то момент самые сильные люди, самые сильные дозорные начинают понимать, никто же не увидит, что я просто стану тихонечко и не буду ничего делать. Возникают такие искушения.Поэтому нужны другие. У них будут силы. Потому что, когда забег, в этом забеге должно быть много. Нужно прожить этот третий этап. И это работает.

Сейчас многие-многие люди куда-то пишут, куда-то идут. А в этот период важно думать о следующем, четвертом этапе. А как же говорить?

Мы не можем делать ставки

Нам говорят, вы же проиграли, завод всё равно построится в Колодищах. Мы не можем делать ставки в этой области. Быть ему (заводу), будет. Наша задача, чтобы он не изменил нашу жизнь, не превратил её в ад. Мы должны понимать, это объект промышленный. Он будет частью нашей среды. Это организм, в котором уже мы. Мы его тоже часть. Задача стоит такая, как нам сосуществовать. И что изменить сегодня, когда ещё ничего не началось.

Я не считаю, что мы проиграли. Я считаю, что мы выиграли. Во-первых, мы выиграли пруды, точнее, мы их убрали с арены. Мы выиграли лес, который… Кто его ценил,этот лес? А выяснилось, что это уникальный кусочек чего-то. Мы не видим золота, которое у нас под ногами. Это наша ошибка.

Обида

— Среди происходящего в Беларуси очень много обиды, обиды людей. А обида – это часть эмоции. Это стресс, неудовлетворенность, агрессия.. Поэтому, возможно, самоё лёгкое, что выбирают тогда люди в таких случаях: лучше, чем я буду кого-то просить или так сложно всё достигать, я это сделаю всё сам. Мне так легче. Это не правильный путь, глупый. Потому что нам всё это дано сейчас, чтобы оставить платформу для будущих поколений. Это звучит, как Киотский протокол, но все-таки у каждого есть дети, внуки…

«За плотам»

Вот приезжаешь в деревню: любо-дорого посмотреть. Всё цветет. Какие-то красивые традиции этой местности. И ты сам себе думаешь, ну почему у них все так замечательно. И ты ощущаешь, что в этой местности живут не просто люди, но сообщество. А в другое место приезжаешь, и понимаешь, что сообщество есть… у каждого за забором. Но между ними нету чего-то.

Каждое сообщество должно четко понимать границы ответственности: где оно начинается и где заканчивается. Если границы твоего сообщества начинаются-заканчиваются границами твоего земельного участка, ты, конечно, имеешь на это право полное, но ты рискуешь. Потому что, когда будет плохо, как случилось у нас в противостоянии с Амкодором, то тебе никто не поможет. Могут посмеяться. Могут порадоваться, даже по-плохому. По-разному ведь люди относятся. Могут посочувствовать и всё. Но могут за тебя и постоять и быть с тобой вместе. Поэтому все зависит от того, насколько ты дальше отойдешь от этого своего забора.

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в telegram